- ОТЗЫВЫ

- ИНТЕРВЬЮ

 Памяти Владимира САМОЙЛОВА

 

     

 

Главная  /  ПРЕССА  /  Пресса о ТЕАТРЕ  /  "Записная книжка Тригорина"  /  Станислав Рассадин  

 

ВПЕРЕД, К ЧЕХОВУ…
       
Иван Шибанова и Виталий Краснов. Фото Ольги Кузнецовой

       «Искусство — это скандал»: формула Николая Эрдмана. Но скандал — не искусство, и надо не знать режиссера Сергея Яшина и его Театр имени Гоголя, дабы заподозрить (как — готово, уже заподозрили) скандальный умысел в обращении к пьесе Теннесси Уильямса «по мотивам» чеховской «Чайки» — «Записная книжка Тригорина»
       
       
Хотя... Сам-то я, при любви и доверии к театру и режиссеру, разве не задавался вопросом: зачем?! Когда есть сама «Чайка»!.. Впрочем, ответ предполагался. Пьеса-версия, которую создал гений американского театра, даже не опубликовав ее (так что премьера Театра Гоголя поистине «мировая»), — воплощение его любви-страсти к Чехову. Его желания... Присвоить? Нет, усвоить чеховский текст, примерив, нет, прирастив его к себе. И прирастил — до степени столь личной близости, что мелькнул гомосексуальный мотив (куда от этого было деться в приступе самовыворачивания?), а сама пьеса оказалась на перепутье между лирической беспощадностью Чехова и, скажем, жестокостью Жана Жене. «Разрушение и созидание, сострадание и жестокость, грубость и одухотворенность — причудливый сплав...» Это — американская критика об уильямсовской «Ночи игуаны», но вышло, что и об этой, такой «Чайке».
       Полагаю, Яшиным (и переводчиком Александром Чеботарем) овладела тяга понять: почему мир очарован нашим Чеховым? Не из-за картинок же русского быта — на то Островский, мира, увы, не очаровавший.
       Слегка забавно, когда в начале спектакля Маша и Медведенко приступают к тому, что называется нынче «заниматься любовью», словно копируя (пародируя?) очередной американский фильм, а спортивный Треплев похож... Ну, допустим, на Джеймса Дина. Но это так, может быть, даже в качестве театральной шутки. Однако степень национальной развоплощенности очевидна — иногда в форме досадной, как с резко омоложенным Шамраевым, чаще тактично: так, русопятенькая, кровь с молоком Нина Заречная (Алла Каравацкая), смахивающая на молодую Ларионову, вполне могла бы сойти и за американочку. Но в целом речь никак не может идти о нерусскости — скорее о надрусскости. Об общечеловеческой экзистенции, освобождающейся от локально узнаваемой плоти, так что блистательная Светлана Брагарник (которая и не умеет быть неблистательной) — это и наша провинциалка Аркадина, и, опять же допустим, ихняя Бетт Дэвис.
       Впрочем, первый акт со всеми уильямсовскими и режиссерскими вольностями — все же еще отчетливо «чеховский»; во втором доля преображающего соавторства возрастает. Маша (на чью роль и выбрана не полудурнушка, а красавица Оксана Афанасьева, Лариса из «Бесприданницы») перестает быть фигурой фона. Клуша Полина Андреевна (Ольга Науменко), надоедающая Дорну, получает свою драму жертвы мужского предательства (как Бланш из «Трамвая «Желание»?). Сам Дорн (Александр Мезенцев), обычно меланхолически-благостный, наводит на размышление, сколь разрушительна искусственная гармония, устроенная себе самому в кричаще негармоническом мире. Разрушительна не только для этого полумефистофельчика, но и для других: именно Дорн невольно указывает Треплеву выход в самоубийстве.
       И стиль второго акта не вдруг, но радикально меняется: торжествует поэтика условности, нонсенса. Скажем, проходная фраза Тригорина при игре в лото, тогдашнего заместителя телевизора: «У меня партия, господа», — может, повторясь неоднократно, явить абсурдную радость словно бы невероятной удачи...
       Стоп. А что слова Астрова об Африке, в коей жарища — страшное дело, или сообщение Чебутыкина, что Бальзак венчался в Бердичеве, — не знаки абсурда, корректировавшие чеховскую реальность? «Наш театр должен кричать, чтобы быть услышанным» (Теннесси Уильямс), вот и здесь всего лишь переозвучена, взята тоном выше не чья иная, а чеховская безыллюзорность.
       Что (кто) принуждает стиль так меняться — имея в виду внутренний, структурный первотолчок? Тригорин, постепенно становящийся главной фигурой, как, вероятно, даже наверняка в ранние годы для Уильямса ею бы стал Треплев (отличная роль Ивана Шабанова). Тот, чью уязвленную агрессивность загодя объясняет ремарка, обращенная автором «Стеклянного зверинца» к юноше Тому, по сути — к себе: «Его гложет совесть, но он вынужден поступать безжалостно — иначе не вырваться из ловушки».
       А Тригорин... Замечательный Олег Гущин, актер с внешностью и сложением героя, впрочем, предпочитающий играть неврастеников (Иванов, даже Карандышев), здесь играет... Не саму неврастению, но писательское сознание, неотрывное от самоедства.
       Не зря в финале этот Тригорин оказывается бессильным свидетелем последней встречи Нины и Треплева (впрямь автор, неспособный отвратить штуки, которые могут учинить его персонажи); пуще того, берет на себя ремарки «от автора», после чего все, странно сказать, взрываются в умопомрачительном танго. (Надо назвать вслед за прекрасным сценографом Еленой Качелаевой балетмейстера Марину Суворову.) И Брагарник, выходя на поклоны, сделает озорное па. Лицедейство! Игра! Но — во что, чем играем? И что ставим на кон?
       Спектакль решил для себя вечный спор: кто таков Тригорин — посредственность или талант? Хотя и Чехов в письме к Суворину говорил о «нас» (о себе) тригоринскими словами самоуничижения, но здесь Тригорин — двойник Уильямса. Воплощение авторских мук, отчего его исповедь перед Треплевым (не перед Ниной) — как отчет постаревшего и усталого художника перед своей же молодой ипостасью. (Кстати, я впервые задумался: случайно ли Чехов, с его абсолютным слухом, равнозвучно начал фамилии обоих соперников в творчестве и любви: «тр». Звук тревоги?)
       Да тут и вышел раздвоенный (или сдвоенный) внутренний (и по-театральному выплеснутый вовне) монолог художника, доказавший, помимо прочего, неисчерпаемость смыслов великой пьесы, заставивший снова понять: Боже, какая она великая! Гордость, к слову, вполне патриотическая.
       
       Станислав РАССАДИН

Источник: Новая Газета, № 65, 20 ноября 2000 г.

Копирование материалов сайта позволяется только со ссылкой на него или на первоисточник.  

Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! администрация сайта проживает по адресу:  

Выражаю глубокую признательность  организациям: http://www.gogoltheatre.ru/, http://www.prazdniki.ru/ (и особенно Алексею М.), http://www.kinoexpert.ru, http://www.kinox.ru/, http://www.ruskino.ru/ и http://www.kino-teatr.ru/ за помощь в популяризации сайта. Отдельное спасибо латвийской газете "ВЕСТИ" и главному редактору этой газеты - В. Шулакову за содействие и помощь. Сердечная благодарность зав. лит. частью Театра им.Гоголя Богдановой И.Ю. за предоставленные материалы, админ. сайта театра им.Гоголя Д. Деменкову и драматургу Фёдору Ландрину за всестороннюю помощь и поддержку. И низкий поклон всем тем, кому не была безразлична судьба сайта с момента его рождения. 
   С уважением, администратор сайта, Dr.Sc.ing Леонора Кузнецова.
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS